ПУШИНО НА ОКЕ
www.pushino-oka.ru

Пущино на Оке| Статьи » В МИРЕ ИНТЕРЕСНОГО » Почему ученым с мировым именем нет места в России?


http://pushino-oka.ru/index.php?type=special&area=1&p=articles&id=18


Почему ученым с мировым именем нет места в России?
Первый Гейм мы уже проиграли…

Почему ученым с мировым именем нет места в России? Кто должен ответить за то, что страна теряет свои «золотые головы»? Ученые Петербурга поделились с журналистами предложениями о том, как можно и должно организовывать фундаментальную науку в России. Встреча прошла в рамках Всероссийской акции «В защиту фундаментальной науки», которую проводит в эти дни профсоюз работников РАН.

«Первый Гейм мы уже проиграли…». Эта перефразированная строка известной песни была написана на ватмане, который повесили рядом с другими плакатами: «Госдума, отдай РАН ее деньги», «Кто не кормит свою науку, тот будет кормить чужую армию». А упоминание имени «нашего и не нашего» нового лауреата Нобелевской премии Андрея Гейма придало встрече особую остроту.

«Прекрасная работа, хорошие ребята», — так прокомментировал решение Нобелевского комитета присудить премию Андрею Гейму и Константину Новоселову академик Жорес Алферов. «Жаль, что они уехали. Плохо, что их примеру теперь последуют другие наши молодые ученые. Ведь Гейм и Новоселов получили Нобелевскую премию необычайно быстро. Неизвестно, сколько бы им пришлось идти к такому успеху в условиях России», — сказал другой академик. А пренебрежительный отказ Андрея Гейма приехать в Сколково, о котором он «ничего не знает, и знать не хочет», показал, что российская наука сегодня опять проигрывает какой-то свой тайм.

С этой негативной «подачи» нобелевского лауреата на встрече в «Росбалте» то и дело возникал вопрос о том, поможет ли Сколково изменить ситуацию и набрать скорость в науке и инновациях? «Не подумайте, что мы против новых научных центров вообще и Сколково – в частности. Но развиваться они должны не в ущерб уже развитым центрам, например, в Черноголовке, Пущино, Дубне или Новосибирске, а одновременно с ними», — заявил заведующий Лабораторией высокомолекулярных соединений Института физиологии имени И.П. Павлова РАН, доктор физико-математических наук Александр Филиппов. Его поддержали все остальные.

Наша будущая Силиконовая долина наводила на грустные размышления, когда речь заходила с одной стороны, о миллиардах для нее, а с другой – о том, что в академических институтах Санкт-Петербурга введен жесточайший режим экономии электроэнергии. В Институте физиологии имени И.П. Павлова ученые вынуждены были выключать приборы и даже – вентиляцию, прекращать эксперименты и «заниматься писаниной», лишь бы сэкономить электроэнергию. В Институте ядерной физики имени Б.П. Константинова в Гатчине в целях экономии ученые были вынуждены отключить даже реактор.

«Мы – физики, занимающиеся высокими энергиями, востребованы и сумеем прожить», —заявил старший научный сотрудник, председатель профсоюзного комитета института Владимир Медведев. — Мы умеем строить установки в разных странах. На Большом адронном коллайдере, например, каждый год работают около ста сотрудников нашего института. Но работать надо не только на интернациональном оборудовании, но и на собственном тоже. Иначе результаты будут не нашими. А пока из-за недостаточного финансирования из института ушла даже подрядная организация строителей. И вот мы теряем время. Мы – замечательные сапожники без сапог», — подвел Владимир Медведев горький итог.

«Новые ученые в Сколково не появятся. Не надо строить новые здания в какой-то долине. Отремонтируйте те, которые есть в наших институтах. Дайте для этого средства Физтеху и другим институтам», — требовала председатель профкома Библиотеки Академии наук Ольга Макарова.

О невнимании к науке как о чудовищной ошибке власти говорил доктор медицинских наук, сотрудник Института эволюционной физиологии и биологии РАН Александр Шеповаленков. Он предложил собравшимся представить себе, как размышляет о науке министр экономики Алексей Кудрин. Выглядело это примерно так: «Дорого ли стоит наука? Да, дорого. Можно ли на ней сэкономить? Дальше — некуда. Будет ли от нее результат? Может, будет лет через 10-20. А, может, и не будет. Так о чем тогда говорить?..».

Шеповаленков убежден, что особенно опасно для страны экономить на ученых, учителях, врачах и детях. «Но все умные советы ученых остаются незамеченными», — заметил он.

В последнее время сложилось ложное впечатление, что ученые РАН всем недовольны, постоянно жалуются, требуют повышения зарплат и не замечают всего положительного, что власть делает для науки. Это впечатление ученые опровергали. «Отношение руководства РФ и к российской науке, и к РАН изменилось в лучшую сторону, однако коренного перелома пока не произошло. Иными словами, средства на выживание теперь есть, а на нормальную работу и развитие – нет», — говорится в одном из документов, которые ученые принесли журналистам.

«Деньги нам действительно нужны , но не только для зарплат, а на новое оборудование. Да, деньги большие. Только одному прославленному Физтеху каждый год на новое оборудование требуется миллиард рублей. Каждый год! А без этого наша наука не конкурентоспособна. Даже с большими зарплатами, но без нового оборудования, ничего не получится», — заявил ведущий научный сотрудник Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе РАН, доктор физико-математических наук, председатель объединенного профкома Александр Зиновьев.

Конечно, говорили о молодых ученых, без которых невозможны наука, инновации, модернизация. Но аспирантская стипендия по-прежнему равна 1500 рублям. Даже обещанные жалкие 8,5 тыс., остаются на плакатах, а не в платежных ведомостях.

Не хватает и ставок для молодежи. Предлагается увольнять ученых-пенсионеров и на их места брать молодых. Но кто тогда будет их учить? Ведь «среднего звена» уже нет – одни ушли в бизнес, другие уехали за рубеж. По некоторым данным, только 15% аспирантов после защиты остаются в РАН, остальные – кто куда…

«Молодежь устала жаловаться и ждать. Она еще работает на энтузиазме, но уже не верит в то, что здесь нужна. Поэтому многие молодые по-прежнему уезжают или хотят уехать из страны», — заявила председатель Совета молодых ученых СПб НЦ РАН Наталья Тюрнина.

«Надо иметь стратегию развития науки в стране», – этот вывод Александра Зиновьева поддержали все собравшиеся. Ученые готовы обсудить эту стратегию с теми, кто компетентен и уполномочен принимать решения и не раз просили о встрече «наверху». Но получали лишь формальные отписки клерков. В этот раз они пошли другим путем — и обратились с письмом к полномочному представителю президента РФ Илье Клебанову.

В письме содержится просьба принять их для обстоятельной беседы. О чем? О том, что в этом году сократился бюджет РАН, а вместе с ним – часть научных исследований. О том, что по-прежнему остро стоит проблема привлечения научной молодежи. Большую тревогу вызывают последние заявления Министра образования и науки о том, что нужно сохранить федеральное финансирование только 150 вузам и сократить 200 тыс. учителей. Но без возможности получить хорошее образование невозможно вырастить будущих ученых. А без науки – отставание по всем позициям. Вот почему среди плакатов, которыми уже давно «вооружились» ученые, есть и такой: «Фурсенко – в отставку!».

Летом этого года в Монреале проходила престижная международная конференция по углеродным наноструктурам. Она собрала 700 представителей из разных стран. С докладом о своем графене на конференции выступал и Андрей Гейм. А из 15 российских участников ни один не получил слова. Скорее всего, не потому, что к российским ученым в этой области науки предвзятое отношение. А потому, что Россия отстает во внедрении этих технологий. Ведь в стенах института невозможно построить фабрику по производству графена, а компаний, которые могли бы поддержать эти технологии, у нас пока нет. И государство тоже не торопится. Так считают эксперты. Зато работу Андрея Гейма и Константина Новоселова уже взялись внедрять компании Японии. А Константин Новоселов, отказавшийся от приглашения поработать в Сколково, принял приглашение продолжить исследования в Сингапуре.

Вот и напевают наши молодые ученые строчку знакомой песни с новыми словами: «Первый Гейм мы уже проиграли»…

Не первый год ученые тратят силы и время на подобные встречи с журналистами и письма в высокие инстанции. Зачем, если на их умные предложения, как правило, отвечают некомпетентные чиновники?

На этот пессимистический вопрос вполне оптимистично ответил главный ученый секретарь Президиума СПб НЦ РАН и президент клуба «Гость ученый», доктор физико-математических наук, профессор Эдуард Троп: «Мы пытаемся сказать правду и понимаем, что эта наша митинговая деятельность не совсем эффективна. Но мы не должны молчать. Мы надеемся и ждем, что когда-нибудь нас услышат».

Неонилла Ямпольская

 

  
Связанные статьи


Ресурсы по теме